30 Сен

Психологический словарь скептика

   Предназначен для доверчивых клиентов, еще не вполне понявших, во что вляпались. По очевидным причинам не закончен.
Альянс, терапевтический — извращенные отношения сотрудничества между двумя людьми, которые систематически друг друга мучают, озадачивают, дурачат и выводят на чистую воду. Не похож ни на какие другие отношения, — во всяком случае, ваш психотерапевт будет на этом настаивать. Наличие этой странной связи позволяет как-то пережить все описанное ниже.
Гипноз, классический — это когда кто-то мягко и вкрадчиво или, наоборот, громко и резко сообщает вам, что с вами сейчас должно происходить: «Ваши веки тяжелеют…» Если вы достаточно устали и не имеете особенных причин возражать, можно и заснуть. Вам все равно, а человеку приятно.
Гипноз, недирективный («мягкий», эриксоновский) — это когда вам очень ненавязчиво, как бы между прочим сообщают, что, может быть… когда вы достаточно устали… и ваши руки спокойно лежат на коленях… никто не знает, есть ли у вас желание заснуть… но если есть, это может произойти… Может. Проверено. С представителями недирективного гипноза — в отличие от их «классических» сородичей — возможно почти человеческое общение, лишь иногда переходящее в легкий транс. Как правило, они в среднем моложе и не столь преисполнены убийственной серьезности по отношению к тому, что делают. Если преисполнены, — это классические гипнотерапевты, прошедшие курсы повышения квалификации.
Голотропное дыхание, а также так называемый ребефинг — это когда вы особенным образом дышите, отчего вам сначала очень плохо, а потом может быть уже и хорошо. Дыхательные методики получения необычных переживаний известны с древности и применяются по сей день — например, подростками в интернатах, где практикуется легкое придушивание казенным полотенцем с последующим фейерверком ощущений (так называемый «кайфец»). Как и в случае с дыхательными психотерапевтическими техниками, важна квалификация того, в чьих руках полотенце
Групповая психотерапия — это когда Вы и еще 10—11 с виду вполне приличных людей садятся в кружок и ждут, что ведущий группы будет что-то делать. Чего — ха-ха! — в большинстве подходов группа так и не дождется и начнет бултыхаться сама, обычно в форме безобразных склок (см. Истинные чувства). Обалдев от полной абсурдности ситуации, люди начинают со страшной силой «осознавать» и «личностно расти». Если при этом ведущий группы просто молчит, — считайте, еще повезло.
Гуманистическая психотерапия — способ дать вам понять, что вы не принимаете на себя ответственности (столько, сколько хотелось бы психотерапевту), не находитесь в контакте со своими истинными чувствами (см.) и что головные боли не пройдут до тех пор, пока вы не начнете «работать с проблемой», причем «здесь и теперь». Вы, понятное дело, отбиваетесь руками и ногами, но поздно. Если жизнь свела вас с «гуманистом», то присловье «драть тебя некому» к вам уже неприменимо. Здесь и теперь, во всяком случае.
Защита, психологическая — естественная человеческая склонность искренне считать тот самый виноград зеленым, забывать неприятное, перекладывать вину на других и менять тему разговора, когда он становится тягостным. Когда вас будут пытаться всего этого лишить, вы, конечно, будете сопротивляться. В зависимости от вашей изобретательности и упрямства можете удостоиться звания Трудного Клиента Года или выторговать незначительные поблажки, что приятнее. В процессе работы с защитой и сопротивлением и терапевт, и клиент значительно повышают свою квалификацию.
Истинные чувства — то, что не принято проявлять в приличном обществе. Если хотите порадовать своего терапевта, то вместо конфет и цветочков под праздник шмыгните носом, плюньте на пол и скажите ему (ей) все, что ваша мама запрещала произносить вслух.
Клиент (в психотерапии, консультировании) — это вы. В отличие от пациента, который должен только вынести все муки лечения, К. обычно принимает в процессе живейшее участие (так называемый принцип партнерства, см. также Альянс терапевтический). Если вас смущает этот термин, напоминая о парикмахерской, бане, борделе и т.д., лучше всего использовать свои самые непотребные ассоциации, обратив их себе во благо. (Психотерапевты сплошь этим занимаются, иначе просто не смогли бы работать.) Например, смешными и неприличными картинками, приходящими в голову при слове «клиент», вы можете слегка отвлечься и не скрипеть зубами, когда психотерапевт входит в раж, работая с вашим сопротивлением.
Контракт, терапевтический — своего рода протокол о совместных намерениях, обычно устный. Надо же хоть как-то договориться о том, чем, зачем (а также сколько и за сколько) вы собираетесь заниматься. С фразой: «И каков же будет наш терапевтический контракт?» — при первом знакомстве лучше не вылезать: психотерапевта, который знает, что это такое, вы своей просвещенностью сильно напряжете, а того, который не знает, — поставите в неловкое положение. В обоих случаях вам же хуже будет.
Личностный рост — дорогостоящая иллюзия необходимости все время меняться, «искать себя», опять же — «осознавать». Люди, предающиеся этому пороку всерьез, обычно невыносимы. Одно хорошо — они проводят столько времени в «группах личностного роста», а также медитируя и «осознавая», что их почти никто не видит.
Недирективность — это когда вас слушают, сочувственно кивая и проникновенно глядя в глаза, а на финальный вопрос: «Что же мне теперь делать?» — душевно так отвечают: «А как вы сами думаете?» Тут можно проявить истинные чувства (см.).
Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) — говорить надо «эн-эл-пи» — это когда все, что Вы думаете-делаете-видите-слышите-ощущаете, развинчивается на маленькие-маленькие детальки. Предполагается, что собрать можно по-новому и, разумеется, лучше. В процессе сборки-разборки часто едет крыша, зато потом — как новенький. Оставшиеся детали лучше завернуть в тряпочку и положить в карман — на случай, если захочется вернуться к исходной несовершенной модели. «Эн-эл-писты» (они же «эн-эл-перы») часто не имеют ни медицинского, ни психологического базового образования, они выше этого. Энергичны, оптимистичны. От других пород психотерапевтов отличаются крайней уверенностью в себе и тем, что обещают всем, всё и сразу. Существуют «народные» версии подхода, осуществляемые в массовых масштабах: импортный римейк бессмертного «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью…»
Осознавание — склонность обращать внимание на то, на что его большинству людей обращать незачем. Например, на то, что вдруг, ни с того, ни с сего, подумалось, помстилось, припомнилось, приснилось или приспичило. Так, когда вы еще были приличной женщиной (например) и мысленно, без всякого там осознавания, раздевали красивого парнишку в автобусе, вы могли на секунду покраснеть и забыть этот тривиальный эпизод навсегда. Не то теперь: вы проходите психотерапию и обречены осознавать — а вот в каком порядке снимаются вещички? Похож ли очаровашка на соседа или, на радость вашему психотерапевту, на племянника? А что это вы глубоко вздохнули и несколько опечалились? И так далее, пока не проедете свою остановку.
Перенос — это когда вы, с точки зрения своего психотерапевта, пытаетесь излить на него (нее) чувства, адресованные какой-нибудь там троюродной бабушке, а то и маме (папе). Если бабушка была душка и чувства тому соответствуют, ваш П. будет назван «позитивным». Негативный П. вам припишут в том случае, если бабушка была редкостной сукой, а вы по малолетству ей не все сказали и вымещаете зло на психотерапевте. Таким затейливым способом многие психотерапевты как бы снимают для себя проблему клиентской любви и нелюбви. До известной степени вам так даже лучше: чего только на этот самый П. не спишешь! Чтоб было еще интереснее, придуман также контрперенос — что, собственно, мешает вам напоминать бабушку своего психотерапевта? Если хотите поставить на место зарвавшегося «людоведа и душелюба», твердо посмотрите в глаза (на психоаналитической кушетке не получится, что следует учесть) и мягко спросите: «Вы уверены, что полностью осознаете свой контрперенос?»
Проблема — то, что вы таковой не считаете, а вас собираются заставить ее решать.
Психоанализ — это когда вы говорите все, что приходит в голову, а вас слушают с непроницаемым видом ровно 50 минут. Дорого. Затягивает, хотя тому, кто этого не испытал, довольно трудно объяснить — чем. Если существо с нежным румянцем, на вид лет двадцати, именует себя психоаналитиком, — не верьте. Скорее всего, имеет в виду что-то другое. Но если то же самое говорит шестидесятилетний профессор, автор монографии по психиатрии или, допустим, философии, — тем более не верьте. Соответствующей подготовки ни юное создание, ни ученый муж явно не получали, хотя и по разным причинам. Спросите очень нейтральным тоном: «А у кого Вы, профессор (молодой человек, барышня и т.д.), проходили анализ?» — и ожидайте ответа с видом полнейшей невинности. Что это будет за ответ, неважно, — вы же не сядете в кресло к стоматологу, который себя так назвал без достаточных на то оснований? Ваш вопрос задан, скорее, из воспитательных соображений — может статься, отучите профессора (молодого человека, барышню, доктора и т.д.) считать окружающих уж совсем дремучими идиотами. Как хорошо известно из фильмов, «ихние» психоаналитики обычно вывешивают свои дипломы на стеночку. Теперь вы знаете, зачем.
Психодрама — это когда вам предлагают проиграть то, что и рассказать-то язык не повернется. У психодраматистов вообще не больно поговоришь: «И тут он меня послал на…» — «Покажи, как ты туда пошел. Кто в группе мог бы сыграть…?» Отправляясь на психодраматическую сессию, следует рассовать по карманам как можно больше носовых платков. Зачем — потом узнаете, тогда же и оцените совет.
Психотерапевт — тот (та), кто в течение каждой сессии старается думать не только о себе, но и о вас — в отличие от всех, кто вам встречался до сих пор: они даже и не старались. Думая, по мере сил, о ваших делах, психотерапевт делает все возможное для того, чтобы вам это когда-нибудь стало ненужно.
Симптом — как раз то, что считаете проблемой вы: плохое настроение, головная боль, трудный ребенок. Не надейтесь убедить своего психотерапевта, что дело действительно в этом. Даже когда поможет, поверить все равно не поверит и будет считать, что работал все-таки с тем, в чем был убежден.
Супервизор — наставник вашего психотерапевта, его неумолимая «профессиональная совесть», регулярно напоминающая о себе подобно тени отца Гамлета. Наличие С. не означает, что психотерапевт зелен и неопытен: хорошим тоном у них считается «получать супервизию» до седых волос и вставных зубов. Если вам удастся создать своему психотерапевту достаточно проблем, ваш «случай» может стать предметом супервизорского разбора. О том, что кое-кто побывал у своего С., вы догадаетесь по некоторым «изменениям курса» и слегка прибитому виду кое-кого.
Телесно-ориентированная психотерапия — это когда с вами мало разговаривают, зато заставляют двигаться и прислушиваться к своим ощущениям, которые, по идее, все сделают и расскажут лучше, чем грешный и лукавый язык. Психотерапевты-«телесники» смотрят на тело многозначительно и важно: гадают по нему, как по «Книге Перемен», придают высокий смысл каждому чиху и единодушны во мнении, что тело следует любить. Что привело их к этой идее, неясно. Склонны работать с немыслимыми позами, странными ощущениями и озадачивающими прикосновениями. (То, о чем вы сейчас подумали, — неверно. Идя работать, телесный психотерапевт кладет свою сексуальность в ботинок, как ключ, — чтобы не потерять.) Научили худому психотерапевтов других ориентаций — раньше те все больше разговаривали, теперь же каждому невтерпеж поднять Вас со стула и начать мудрить. В остальном телесные психотерапевты люди вполне милые и безвредные, обычно среднего роста и без примет.

Автор: Леонид Маркович Кроль.

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники